Ассоциация

В сердце моём сокрыл я слово Твоё, чтобы не грешить пред Тобою. Псалом 118:11

Борьба с грехом

Механизм влияния закона на грех

            Мы говорили о том, что закон свят и добр по своей природе. Почему же возникает конфликт между плотской и духовной природой в человеке после появления закона. Сразу же нужно отметить что под термином «грех»[4] в данном отрывке, Павел подразумевает не конкретное действие вопреки заповеди закона, а греховную человеческую природу[5], постоянно стремящуюся поступать вопреки Божьей воле. Это видно из того, что, говоря о грехе, Павел связывает термин «грех» с ролью плоти (savrx) в человеческой греховности[6].

Далее он заявляет, что закон, своей заповедью провоцирует грех. «Но грех, взяв повод от заповеди, произвел во мне всякое пожелание…» ст.8  Установленная заповедь закона порождает в человеке желание нарушить это ограничение. Это подобно тому, как мама говорит своему ребенку: «Сынок не ходи, пожалуйста, на чердак». После таких слов обычно возникает небывалый интерес: что же такого особенного там на чердаке? Что произойдет, если я все-таки туда пойду? Почему я не имею право идти туда, куда хочу?  Возникший конфликт обычно подогревается сильным интересом и желанием, которое может перерасти в навязчивую идею. Также и человеческая гордость, не соглашаясь быть в подчинении у кого-либо, заставляет действовать ребенка вопреки «заповеди».

Описывая греховное состояние человечества, Апостол Иоанн говорит о том, что  «все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего» (1Ин.2:16). Таким образом, всю греховную природу человека можно охарактеризовать этими тремя составляющими: похотью плоти и очей и гордостью житейскою. Павел говорит: «я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: не пожелай». (Рим. 7:7) Слово «желание» (επιθυμια), имеет следующее значение: сильное желание, похоть[7]. Согласно богословскому словарю слово похоть, подразумевает «сильное стремление или желание, зачастую имеющее сексуальную природу»[8]. Это выражение использовалось также и для описания желания народа израильского служить идолам, т.е. жить вопреки воли Бога[9]. Таким образом, заповедь пробуждает в человеке его греховную природу, проявляющуюся в желании поступить вопреки заповеди.

Греховная природа человека не становится более греховной, после появления заповеди, она становится более явной.[10] В связи с этим Павел пишет: «грех становится крайне грешен посредством заповеди». (Рим. 7:13) Заповедь  создает определенные границы, нарушение которых является грехом. Некоторые богословы, среди которых Джеймз Данн и Джон Цислер считают, что даже Адам и Ева в определенный момент истории не имели заповеди как таковой. Но появление заповеди «не есть от плодов дерева познания добра и зла», определило некоторые границы, нарушение которых должно было наказываться смертью[11]. Одна заповедь устанавливала одну границу, нарушать которую было нельзя. После грехопадения, Закон Моисея установил более чем одну заповедь для исполнения, а, следовательно, появилась больше ограничений и больше возможностей нарушить закон. «Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем» - пишет Иаков в своем послании. (Иак. 2:10) Таким образом, создается картина невозможности оказаться правым перед Богом путем соблюдения закона т.к. плоть поднимает бунт, восставая против закона, и стремиться его нарушить.


 
You are here: